Pусская Православная Церковь
(Московский Патриархат)
Московская епархия
Юго-Западное викариатство
Андреевское благочиние

Церковная икона

Игумен Максим (Рыжов). Проповедь в неделю 26-ю по Пятидесятнице. 2007 г.

31 декабря 2007

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня Церковь, дорогие братия и сестры, предложила нашему вниманию Евангельскую притчу о милосердном самарянине. Этой замечательной притчей о добре и зле, о милосердии и жестокосердии, о любви и равнодушии Господь отвечает на вопросы, над которыми задумывается всякий человек, желающий спастись и пытающийся понять, что для этого нужно сделать.
Некий человек, шедший из Иерусалима в Иерихон, попал в руки разбойников, которые нанесли ему тяжкие раны и ушли, оставив его. Так и лежал он у дороги, израненный и беспомощный, будучи не в состоянии как-то помочь себе. Шел той дорогой священник, потом шел левит. Оба прошли мимо. Известно, конечно, что, согласно установлениям Ветхого Завета, священник не мог прикасаться к человеку, который был в крови. Если он испачкался в крови человека или животного, то не мог служить в Иерусалимском Храме. Однако же этот священник шел из Иерусалима после службы. Левиты тоже прислуживали в Храме. Они происходили из колена Левиина и жили по разным городам и поселениям Иудеи, приходя в Храм на службу и уходя по завершении службы домой. Этот левит, вероятно, возвращался к себе домой после службы. Ни один из них, ни священник, ни левит, не оказал никакой помощи попавшему в беду человеку. И лишь иноплеменник, самарянин, которому также случилось идти этой дорогой, проявил милость и любовь к несчастному. Он обеззаразил его раны вином (так делали в древности), смазал маслом (масло смягчает раны и уменьшает боль), на своем осле привез раненого в гостиницу, оставил деньги, две монеты, на попечение о нем хозяину гостиницы и ушел. Чему учит нас эта притча? Тому, как подобает вести себя в этой жизни, чтобы наследовать жизнь вечную.
В Ветхом Завете Господь дал еврейскому народу закон, исполнение которого позволяло сохранить правильные духовно — нравственные отношения к Богу и к ближним. Со временем иудеи извратили ветхозаветный закон, отказавшись от духа закона, состоявшего в том, чтобы быть милосердными и проявлять любовь к ближним, и сохранили лишь букву закона, ограничившись внешним его исполнением. Известен даже такой случай: однажды пришел в Иерусалим князь аравийский, на одну из Пасох, чтобы присутствовать в Храме во время Пасхального Богослужения. Перед службой он стал разговаривать с первосвященником. Поначалу разговор был спокойным, потом перерос в жаркий эмоциональный спор, в котором аравийский князь разгорячился и стал говорить с впечатлением, так что несколько капель его слюны попали на бороду первосвященника. Первосвященник столь сильно расстроился и оскорбился, что не хотел даже служить Пасхальную службу в Иерусалимском Храме. В результате этому аравийскому князю пришлось спасаться бегством, чтобы народ не побил его камнями.
Господь же учит нас Евангельской притчей тому, что если имеет человек милосердие и любовь, то они проявляются всегда, независимо от того, кто этот человек и кто тот, кому эти чувства необходимы. Эта притча символизирует также и всю человеческую историю. Человек, впадший в разбойники, — это мы, христиане. Разбойники — это бесы, это различные искушения человеческие, которые наносят нам раны и причиняют боль. А милосердный самарянин — это Господь, оставивший нам Таинства, врачующие нас, создавший для нас гостиницу — Церковь, в которой мы можем избавляться от своих страданий, нападок дьявольских, страха. Две монеты, оставленные самарянином, — два Завета, как говорят толкователи. Мы, пребывая в Церкви, можем врачеваться и через Таинства получать благодатную помощь от Бога.
Как же нам проявлять любовь к ближним? Многие говорят: «Теоретически я знаю, что это нужно делать, а как в жизни исполнять, — не понимаю». Для нас, православных христиан, это легко и просто. Все мы приходим в Храм на молитву, пишем записочки: о здравии, о упокоении. В них каждое имя — наша сердечная молитва, ведь имя — это человек, это душа. Если молитва исходит из нашего сердца, то она объединяет души и живых, и усопших. Вместе с этой молитвой, соединившись с ней, возносится и молитва Ангелов-Хранителей всех этих людей. Что до людей усопших, то каждое имя — это вздох из могилы, это просьба о помощи. Если мы чувствуем, независимо от того, кто тот человек, о котором молимся, что наша молитва проходит через наше сердце, если это вздох глубокий, то мы становимся сопричастниками Великой Церкви: земной и Небесной, наши любовь и милосердие звучат в душе. Молитву нужно возносить даже и за тех ближних, которые нам не особенно приятны. Это уже борьба, труд над собой, поле битвы, которая происходит в человеческом сердце. Если мы, молясь за своих ближних, не ощущаем в своем сердце теплоты молитвы, если не чувствуем никакой любви к тем, о ком молимся, то, значит, нет ещё в нас любви. Чтобы наше милосердие проявлялось не только в молитве, но и в жизни, нужно очень много трудиться над собой.
Господь через Свои слова, через Свои притчи призывает нас к тому, чтобы мы в делах и молитве были одинаковы ко всем. Если хотим проявить любовь к кому-то из своих ближних, даже обидевших нас и неприятных нам, то стремимся победить себя: свою ненависть, злобу и гордыню. Нам нужно молиться за всех людей, и вместе с молитвой к нам придет любовь Божественная, которая покажет, как проявлять в жизни эту любовь, чтобы она была действенной, была видна в наших делах, поступках, словах, общении с людьми. Преподобный Антоний Великий говорил: «Мои ближние — это моя вечность. Это — или моя жизнь, или моя смерть». От того, как мы относимся к своим ближним, на самом деле зависит наше будущее и наша вечность.
Аминь.

СЛОВО ПАТРИАРХА
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Очень важ­но, что­бы отец и мать, муж и же­на уме­ли ог­ра­ничи­вать свои же­лания, свои ус­трем­ле­ния во имя бла­га всей семьи. Семья — это боль­шой под­виг для ро­дите­лей, ко­торые, ог­ра­ничи­вая се­бя, да­ют воз­можность рас­ти, раз­ви­вать­ся сво­им де­тям. Об­ще­ние в семье всег­да пред­по­лага­ет ус­тупку, не­кую ма­лень­кую жер­тву, а ес­ли мы пе­рес­та­ем ус­ту­пать друг дру­гу, пе­рес­та­ем что-то от­да­вать друг дру­гу, то лю­бовь раз­ру­ша­ет­ся и ухо­дит.

СЛОВО НАСТОЯТЕЛЯ
Игумен Максим (Рыжов)

Пост научает человека, что радость не в плотских удовольствиях, не в насыщении плоти, не в том, чтобы что-то приобретать, а в том, чтобы ограничивать себя. Эти ограничения приносят человеку внутреннее просветление. И пост, если человек серьезно к нему относится, меняет внутри человека его ценности. Он начинает сознавать, что все земное это ложь, обман, страхи, закабаление, рабство. А есть иная радость – духовная, внутренняя, которая исходит от Неба, от Бога, от благодати Божественной.

Галерея
ВИДЕОГАЛЕРЕЯ
АУДИО
Игумен Максим (Рыжов). Проповедь в неделю 35 по Пятидесятнице. 2019 г.
Игумен Максим (Рыжов). Проповедь в Новый Год. 2019 г.
«Да исправится молитва моя…» игумен Максим, Великий Пост 2008 г.