Pусская Православная Церковь
(Московский Патриархат)
Московская епархия
Юго-Западное викариатство
Андреевское благочиние

Церковная икона

Игумен Максим (Рыжов). Проповедь в неделю о мытаре и фарисее. 2008 г.

10 июля 2008

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В мире существуют две справедливости: одна человеческая, другая Божественная. Человеческая справедливость покоится преимущественно на гордости, на обмане, на лжи. Божественная справедливость — это справедливость любви, милосердия. Нам, простым людям, трудно понять Божественную справедливость. Часто мы стремимся навязать другим свои знания, заменить любовь Божию, своей, как мы считаем, правдой. Священное Писание нам показывает, насколько лжива и обманчива человеческая справедливость. Читая Священное Писание, мы видим, как страдали безвинные пророки, праведники, как были убиваемы по «человеческой справедливости». Пострадал за наши же грехи и безвинный Господь, осужденный на смерть по человеческим законам.
Сегодня Святая Церковь предложила нашему вниманию замечательную притчу о мытаре и фарисее. Церковь показывает нам этой Евангельской притчей, в чем состоит различие между Божественной любовью и человеческой гордыней. Два человека пришли в Храм помолиться. Один — фарисей, человек, который изучал Закон, старался жить в согласии с законодательством, исполнял многие правила, давал десятину в Храм и соблюдал посты, — молится Богу: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, или как этот мытарь» (Лк. 18:11). С точки зрения человеческой справедливости он говорит вроде бы истину: и в самом деле, он и не грабитель, и не обидчик, и исполняет правила церковные, и в иных отношениях не такой, как мытарь, презираемый всеми. Казалось бы, по-человечески это правильно. Вошел в Храм и другой человек — мытарь, сборщик податей, большой грешник, обижавший людей. Он стоял в притворе, не смея поднять глаза, бил себя в грудь и молился: «Боже, будь милостив ко мне грешнику!» (Лк. 18:13). И этот мытарь тоже делал добрые дела, однако, он не искал своей правды, своей справедливости, но искал Божией милости, Божией правды. А правда Божия заключается в любви, в милосердии. Кто ищет правду Божию, тот находит и любовь Божию к себе, и милость, и помощь Божию.
Фарисей, как сказано в Священном Писании, ушел менее оправданным, чем мытарь, горький грешник. Оправдание фарисея — это всего-навсего какое-то мелкое исполнение немногих предписаний. Если добрые дела фарисея поставить на чашу весов вместе с его грехами, которых, конечно же, множество, то он никогда не оправдается перед Богом. Никогда ни один праведник не оправдается перед Богом своими добрыми делами и заслугами, ибо грехов всегда великое множество. Это оправдание наше слишком мало или вовсе ничтожно. Но когда к Богу обращается даже великий грешник и не ставит на чашу весов какие-то свои мнимые заслуги, а просто просит Бога о помиловании, то любовь Божия, милосердие Божие перевешивают любые наши согрешения, любые наши грехи и беззакония. Мы оправдываемся по милосердию Божию. Цель наших добрых дел — смирение и послушание Богу. Таков смысл слов, завершающих эту евангельскую притчу, — «всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18:14).
К преподобному Пимену Великому пришел как-то один брат и спросил: «Что мне делать, чтобы не осуждать ближних?». Тот ему ответил: «Когда человек видит в себе множество грехов, то он оправдывает ближнего, а когда человек видит в себе достоинства и не видит грехов, то он всегда уничижает собрата. Мы должны зреть свои грехи, скорбеть о них и просить милосердия Божия».
К авве Аммуну пришел один человек и спросил: «Что мне делать, чтобы спастись?» Он ему ответил: «Иди в келью, затворись и считай, что ты находишься в тюрьме, и имей мысли, как у преступников. Они сами себя осуждают, они раскаиваются, ожидая суда. Так и ты, ожидая приговора Праведного Судии, кайся и плачь о своих грехах».
Другого пути для спасения у человека нет. А осуждение — это тот самый грех, который является бревном в глазу каждого из нас по сравнению со всеми остальными грехами наших ближних, которые являются лишь сучком.
Святитель Димитрий Ростовский говорит, что тот, кто осуждает ближних, уподобляется Антихристу: ведь только Господь есть Судия каждого человека, а судящий другого ставит себя на место Бога и сам оказывается осужденным. Подтверждением этому служит одно повествование в древнем Патерике. К отшельнику, жившему в пустыне много лет, пришел брат. Подвижник стал расспрашивать: «Как в монастыре? Какие новости? Что там происходит?». Монах отвечал ему: «Твоими молитвами все слава Богу». Тогда отшельник спросил его об одном собрате, который не отличался благочестием. И услышал в ответ, что тот нисколько не изменился. Этот отшельник, по имени Тимофей, сказал: «Плохо». Лишь только он произнес это слово: «плохо», как вдруг умозрительно увидел себя как бы в восхищении перед Богом, Который висел на Кресте посреди двух разбойников. Господь обратился к нему и сказал: «Вон изгоните его, потому что он Антихрист и судит брата вместо Меня». Когда он изгонялся, с него слетела мантия. Оказавшись в келье, отшельник понял, что отнятая у него мантия — это знак наказания. Семь лет он ходил по пустыне, практически ничего не ел и не пил, не разговаривал с людьми, и на седьмой год ему явился Господь и вернул мантию в знак прощения.
Да, дорогие братия и сестры, Иуда был апостолом, находился рядом с Богом, а оказался предателем по своей гордости, по своей зависти и осуждению. Его имя стало навеки нарицательным — именем предателя, обманщика. Разбойник же, который в иудейской пустыне грабил людей, убивал, весь был залит кровью, на кресте покаялся и первым вошел в рай. Божия справедливость совершенно иная, нежели человеческая.
Сегодня, слушая эту мудрую притчу о мытаре и фарисее перед началом времени покаяния, Великого поста, постараемся уяснить себе, что пред Богом наши дела, наша справедливость — это ничто, это лишь малое зерно: мы спасаемся и входим в рай не своими заслугами, а любовью и милосердием Божиим.
Аминь.

СЛОВО ПАТРИАРХА
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Сос­то­яние, об­ратное гор­ды­не, ког­да че­ловек по­тес­ня­ет свое «я» в сто­рону, а в центр жиз­ни пос­тавля­ет Бо­га, име­ну­ет­ся сми­рени­ем, или ни­щетой ду­хов­ной. <…> Ни­щета ду­хов­ная обо­рачи­ва­ет­ся ве­ликим бо­гатс­твом, ибо в этом слу­чае на мес­те ду­ха зло­бы, эго­из­ма и про­тив­ле­ния в че­лове­ке по­селя­ет­ся и жи­вот­во­рит Дух Бо­жий.

СЛОВО НАСТОЯТЕЛЯ
Игумен Максим (Рыжов)

Мы очень часто обращаемся к Богу по поводу своих невзгод, болезней и разных испытаний, которые приходят на нас в нашей жизни, просим Его, если не получаем, может быть, обижаемся, но скорби и болезни очень часто посылаются человеку и для исправления, и для спасения, и для назидания.

Галерея
ВИДЕОГАЛЕРЕЯ
АУДИО
Игумен Максим (Рыжов). Проповедь в неделю 35 по Пятидесятнице. 2019 г.
Игумен Максим (Рыжов). Проповедь в Новый Год. 2019 г.
«Да исправится молитва моя…» игумен Максим, Великий Пост 2008 г.