Pусская Православная Церковь
(Московский Патриархат)
Московская епархия
Юго-Западное викариатство
Андреевское благочиние

Церковная икона

Игумен Максим (Рыжов). Проповедь в неделю 33-ю по Пятидесятнице, по Богоявлении и о мытаре и фарисее. 2010 г.

03 июня 2010

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Вновь мы с вами слышали притчу Спасителя о двух людях: фарисее и мытаре, которые пришли в храм помолиться. А в храме перед Богом человек наиболее полно раскрывает себя, свою внутреннюю сущность. И что же фарисей? Он начинает с того, что благодарит Бога: «Господи, благодарю Тебя!». И за что же он благодарит? За то, что он не такой как прочие: прелюбодеи, негодяи и другие грешники, как мытарь. «Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк. 18:11). Кстати, иногда эти слова можно услышать, даже включая телевизор. Выступает политический деятель и прямо говорит: «Вокруг меня сидит столько негодяев, они мне мешают, а я хороший». Фарисей благодарит Бога за то, что он слепой и себя не видит, за то, что он грешник не меньше всех прочих, о которых он говорит, но к которым себя не причисляет. Какой несчастный человек! На самом деле, это слепота, и Спаситель говорит об этом иудеям: «Имея очи, не видите? имея уши, не слышите?» (Мк. 8:18). «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что поедаете домы вдов и лицемерно долго молитесь: за то примете тем большее осуждение» (Мф. 23:14). «Слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму» (Мф.15:14).
Безумный фарисей! Благодарит Бога за то, что он мертв внутренне, за то, что в нем нет покаяния, и всего этого он не понимает. А внешне, вроде, благополучный, хорошо одетый человек. Как мы считаем, может, даже с каким-то авторитетом, заслугами. Далее фарисей перечисляет свои мнимые заслуги: постится два раза в неделю, десятую часть расходует на милостыню: «пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лк. 18: 12).
Это рассказ о фарисеях, которые жили когда-то давно, но они и сейчас живут. Этот фарисей в каждом из нас. Мы так же очень часто перечисляем свои заслуги, может быть, не вслух и так же считаем, что мы исполняем какие-то заповеди. Но насколько формально мы их исполняем! Причем без любви, потому что как фарисей готовы всех лишить Царствия Божия. Все плохие, все грешники! Фарисей готов над всеми сотворить суд. Он же праведник! Но этот фарисей и сейчас живет.
Возьмем небольшие примеры. Идет человек в храм. Ну конечно, особенно в праздники на тебя смотрят, обращают внимание, сзади идет кто-то знакомый или другой христианин. Да и вообще, идешь к Богу, надо показать, что ты хороший. Стоит возле храма пьяная цыганка, и человек останавливается, перед всеми публично достает кошелек, подает ей деньгу, чтобы она еще выпила, и показывает, какой он милосердный. Как он здорово исполняет заповедь! Не заповедь он исполняет, а грешником становится, потому что соучаствует через деньги в грехе пьяного человека, вместе с ним будет осужден. Но делает это с таким гордым и самодовольным видом, как фарисей, о котором рассказывает Спаситель. Как, он дал на водку, на наркотики, исполнил заповедь, показал перед Богом и перед всеми, что он милостив. А когда приходит домой, и в соседней квартире, подъезде или доме умирают от голода дети, он этого не видит. Знает, но не замечает. Когда приходит на работу, то забывает, что он христианин. Забывает хорошие слова, милосердие. Если с ним встретишься не у Храма, если к нему придет не пьяная цыганка, а нормальный человек, то никакой милости не дождешься, не получишь. Увидишь злого, ненавидящего человека, фарисея, который готов всех отправить в ад. Как же, к нему пришел очередной негодяй или негодяйка! А те, что умирают от голода, они бездельники и тунеядцы, как говорил тот же фарисей. Это наше показное милосердие. Оно всегда было, есть и будет. И бесполезно учить, говорить человеку. Я предупреждал уже не раз. Самое интересное, приходят те же бабушки, которые вчера слышали и говорят: «Там стоит цыганка, я достала кошелек, дала ей деньги, зашла в храм, а кошелька нет, свечку купить не могу». А там бегает маленький цыганенок, он профессиональный вор. И Господь вразумляет: «Не нужна Мне от тебя свечка и такая милостыня. Все это бесполезно. И не милосердный ты человек, а скупой и злой, просто пытаешься сыграть роль, как фарисей, здесь, перед Богом, и не понимаешь, какое это безумие!»
Гордыня ослепляет нас. Это я говорю не про кого-то, а про себя вам рассказываю, потому что мы все такие. Все имеем этого фарисея в себе, только никак его не можем увидеть, понять и распрощаться с ним. Гордость не позволяет. А когда человек лишается гордости, то становится перед Богом, как мытарь, который смирился, и говорит только: «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» (Лк. 18:13). Он взывает: «Я смиренный грешник, нет у меня никаких достоинств, совершенно ничего не имею и прошу только Твоей милости, больше ничего». И эту милость он получает по своему внутреннему состоянию, по своему смирению. Он трудится над собой, и этот труд гораздо больше, чем та десятина или та деньга, которая дана пьянице. Да и вообще, доброе дело всегда трудом творится. Мы уже отвыкли от этого. Отвыкли от того, чтобы сделать доброе дело, нужно потрудиться. Нужно сходить и узнать, кто в чем нуждается. Нужно помочь человеку, может, что-то убрать, помыть, постирать, приготовить, накормить. Нам этого не хочется. Это тяжело: нужно совершить труд! И дошли мы до того, что ничего и делать-то не умеем. Убеждаешься: все хорошие, замечательные, и никто ничего делать не умеет. Не найдешь хорошего специалиста, хорошего рабочего, потому что никто не хочет руками трудиться, головой думать. Не найдешь хорошего врача, учителя, администратора, потому что это труд: из себя сделать личность, человека, посмотреть на себя. Приходит рабочий и говорит: «Лучше меня на свете нет. Я делаю только шедевры — просто на выставку. И стоит это как музейная ценность». Делает, и диву даешься. Не то, что музейная ценность, до музея не донесешь, все развалится. Так и во всем, во всей нашей деятельности. Ничему не научились, ничего не умеем и мы хорошие. Это значит, что ты в жизни никогда ничего не делал и добра никогда не совершил, просто не умеешь трудиться, работать. Но об этом и сказать-то тебе нельзя, потому что ты слеп и возненавидишь всякого, кто тебе скажет правду.
Лет восемь назад ко мне пришел один молодой человек. Таких много, конечно, приходит. А почему я о нем говорю, вы узнаете. На исповеди я его стал спрашивать о грехах. Оказывается, у него ни того нет греха, ни другого. И вообще, он безгрешный, замечательный человек. Зачем пришел, непонятно. Ушел. Сказал, что я такой плохой, нехороший, он такой замечательный, а я ему про какие-то грехи говорю. У него нет ни одного греха и быть не может, он идеальный. Пошел по другим батюшкам, нашлись тоже хорошие, замечательные, безгрешные, рассудительные, много говорящие и ничего не делающие, со всеми встречающиеся, но никак не работающие ни над собой, ни над другими. И вчера ночью он застрелился. Осталось трое маленьких детей. Печальная, конечно, картина. Погибла бессмертная душа. Хороший батюшка бегал, пытался ему помочь, но бесполезно, нужно было раньше помогать, а не доводить человека до безумия, до отчаяния.
На самом деле, покаяние — это естественное состояние человека. Человек-то и начинает жить, когда он кается, исправляется, трудится над собой, внутри себя создает личность, приближается к Богу, смиряет себя, с помощью Божией выкорчевывает из себя зло, ненависть, грехи и соприкасается с радостью жизни в чистоте. Покаяние — это возношение от земли на небо. Внутреннее Воскресение человека. А путь без покаяния — это путь диавольский. Бесы тоже никогда не каются. Они копят в себе зло, его становится все больше. Они мучаются от этого. Так и в человеке, который не кается, зло накапливается. Оно никуда не исчезает, потому что только Господь может исцелить от этого зла. А человек даже если в храм приходит и не кается, зло в нем копится, копится, и вдруг он видит, что вся его жизнь бессмысленна. Перед ним нет ничего, никакого света, дороги, пути, нет Бога. Как сказано сегодня в другом евангельском чтении: «Свет пришел в мир» (Ин. 3:13). А он не видит Божественного света и приходит в отчаяние оттого, насколько он зол. Зло доводит его до безумия. И помочь ему никто не сможет, никакой хороший батюшка, потому что помощь только от Господа, к Которому он не приходит и не хочет идти. А идет к хорошему батюшке, и зло губит человека. Он становится сначала мертвым в душе от безысходности, своих грехов и страстей. Для него жизнь становится бессмысленной, и совершаются трагедии. Ну а потом хороший батюшка бегает, старается, себя показывает: «Застрелился мое чадо, ну и что? Теперь я бегаю, вот как хорошо! Ну и что, что я в психушку кого-то отвез, это же я помог. Все помогут, кроме Бога». И батюшка подсказывает, что много таких, которые помогут. Есть психологи, врачи, невропатологи, милиция, наконец. В тюрьму сядешь, если что, там тебя исправят. Есть еще кто-то, но о Боге забыли и этот батюшка и его чада. Оказывается, что нет нигде помощи: ни в психушке, ни в тюрьме, ни в больнице. Без Бога никто ничем помочь не может.
Это фарисейство, безумие человеческое. Оно было, есть и будет, и с ним нужно бороться. Бороться постоянно, потому что в нас самих сегодня так фарисейство вылезет, завтра по-другому, потом еще по-третьему, а потом по тысячному, миллионному разу. Поэтому нужно быть всегда на страже, нужно трудиться. И святые себя считали грешниками. Святитель Иоанн Златоуст говорил: «Помяни мя грешного раба Твоего, студного и нечистого, во Царствии Твоем!». Он, всю жизнь проживший в чистоте, студный и нечистый! Мы, ничего не сделавшие, святые! И улыбаемся, когда нам об этом говорят! Как это здорово! Мы, ничего не сделавшие, думаем, что перевернули весь мир. Мы, не оказавшие никому любви, думаем, что мы великие.
Во все времена христиане старались каждую минуту использовать во благо, совершить благой труд. Вспомним Серафима Саровского. Он ушел в лес. Там плохо: холод, комары, звери, букашки ползают. Нужно создавать комфорт, чтобы этого не было. Прихожан у него были тысячи, всегда могли подводами всего привезти, а он ушел в лес не бездельничать, а трудиться и молиться. В лесу сделал огород. Конечно, сейчас, в наше время многие из нас и в лес-то не ходили. А уж огород устроить даже в хорошем месте — это такой труд непосильный для большинства, просто ужас какой-то! А что такое лес? Лес — это сплошные сорняки. Их выкорчевать просто невозможно. Сегодня прополол, завтра они опять выросли. Значит, Преподобный каждый день непосильным трудом возделывал свой огородик. Казалось бы, зачем? Зачем ему 100 морковок, когда он съедал всего две штуки в неделю? Да затем, что к нему приходили люди, и он не с них брал, а им давал. Посадил морковку, не спит, не гоняет муравьев, не разводит костры, не занимается дымом, а молится всю ночь. И появился плод его молитв: утром уже морковка есть, другие овощи, и картошечка, и огурчики. Все это выросло по милости Божией и по его труду. Приходит кто-то, преподобный Серафим дает морковку, а она необыкновенная. Человек вкушает и понимает, что он никогда такого не ел, потому что это плод трудов, молитвы и любви. И он потом этот вкус чувствует всю свою жизнь и не просто зрением, а внутри себя ощущает благодать Божию всеми своими чувствами. А от общения с нами, бездельниками, теми, кто не хочет ничего сделать, никакой проявить любви, порой часто не появляется никаких благих чувств. И у нас мытари не только чужие люди, но и свои, даже дети. Вот, не так мне сказали, не так что-то сделали. Но что ты вложил, то они тебе и дали, то и выросло на твоем огороде, в котором не трудились, не молились и не просили Бога.
Сегодня, накануне Великого поста, слушая опять притчу о мытаре и фарисее, посмотрим на себя: а какой же фарисей в нас живет? Есть ли в нас мытарь, есть ли в нас жизнь, покаяние, изменение к лучшему, или мы мертвы, как фарисей, слепы, ничего не видим, переоделись внешне, что-то пытаемся из себя сотворить и совершенно пустые и мертвые внутри? А душа наша бесценна, она ищет Бога. Постараемся и мы как мытарь прийти к Богу с осознанием только своих грехов и больше ни с чем, исправиться, измениться, в смирении просить милости Божией, чтобы Господь открыл нам глаза на наши грехи и страсти, пока у нас еще есть время для покаяния. Жизнь так бывает скоротечна! Вознесем свои молитвы, чтобы Господь умилостивил наши сердца, помог потрудиться над собой и мы создали внутри себя благую, добрую и любящую личность, радовались жизни, несли эту радость своим ближним и сподобились от Бога Его бесконечной милости.
Аминь.

СЛОВО ПАТРИАРХА
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Сос­то­яние, об­ратное гор­ды­не, ког­да че­ловек по­тес­ня­ет свое «я» в сто­рону, а в центр жиз­ни пос­тавля­ет Бо­га, име­ну­ет­ся сми­рени­ем, или ни­щетой ду­хов­ной. <…> Ни­щета ду­хов­ная обо­рачи­ва­ет­ся ве­ликим бо­гатс­твом, ибо в этом слу­чае на мес­те ду­ха зло­бы, эго­из­ма и про­тив­ле­ния в че­лове­ке по­селя­ет­ся и жи­вот­во­рит Дух Бо­жий.

Митрополит Кишиневский и всея Молдовы Владимир

Web-сайт: www.mitropolia.md

Галерея
ВИДЕОГАЛЕРЕЯ