Pусская Православная Церковь
(Московский Патриархат)
Московская епархия
Юго-Западное викариатство
Андреевское благочиние

Церковная икона

Игумен Максим (Рыжов). Проповедь в неделю 2-ю по Пасхе (Антипасха). 2008 г.

10 июля 2008

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Христос Воскресе!

Сегодня Церковь воспоминает Пасху Христову. Неделя называется Антипасха, т.е. вместо Пасхи, и сегодня память апостола Фомы. Многие считают, что апостол Фома был самым сомневающимся, самым неверующим из Апостолов. На самом деле это не так. Церковь установила отмечать его память в первое воскресение после Пасхи, и этот праздник очень значительный. Церковные песнопения называют благим неверие Фомы. Дело в том, что каждый человек может выбирать, во что он верит. Есть много истин, которые непреложны. Но вот кто-то не воспринимает что-то, внутренне отторгает. Он знает, что это на самом деле так, что это существует, что от этого нельзя отказаться, но отрицает в себе самом какие-то истины, не требующие доказательств, просто не хочет их признать, внутренне воспринять.
Когда Спаситель накануне Своих страданий позвал Своих учеников идти в Иерусалим для воскрешения праведного Лазаря, все ученики отговаривали Спасителя, помня о заговоре первосвященников. Они боялись опасности, и только апостол Фома сказал: «Пойдем и мы умрем с Ним» (Ин. 11:16). Апостол Фома был горячо предан своему Учителю, но он не мог легко воспринять то, что ему казалось невозможным. Как каждый из нас сомневается во многом, и эти сомнения сопровождают нас порою всю жизнь, так и апостол Фома должен был сам удостовериться в истине Воскресения Христова для того, чтобы потом без всякого сомнения нести веру многим народам.
Господь на восьмой день второй раз является Своим ученикам, среди которых присутствует Апостол Фома, и говорит Фоме: «Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим» (Ин. 20:27). Апостол Фома восклицает: «Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20:28). Это первое исповедание Спасителя как Бога, как Творца вселенной. Да, многие видели от Него чудеса. Ну и что? Бывают разные чудотворцы. Спаситель воскрес, но, быть может, Он какой-то необычный человек, может быть, Ангел во плоти. Признать Его Богом, тем более для иудея, который знал из Ветхого Завета, что Господь, Творец и Создатель всего, непостижим, что Он совершенно не человек, что Он всесовершенный Дух, и исповедовать Христа Творцом и Богом, Создателем всего, — это было необычно. Апостол Фома первым из апостолов еще до сошествия Святого Духа исповедует Спасителя Богом и Творцом. Эту весть он несет потом в южные страны: в Индию, в Месопотамию, где претерпевает мученическую смерть.
У нас, как людей сомневающихся и тоже задающих многие вопросы, может возникнуть и такой вопрос: «Господь явился Своим ученикам, двенадцати, семидесяти. А почему бы Ему не явиться просто в Иерусалиме перед теми, кто Его распял, перед первосвященниками? Может быть, они бы и уверовали в Него?». Нет, Его бы взяли и вторично распяли. Сейчас в мире очень много есть сатанистов, которые совершают свою мессу, насмехаются над Таинствами, над Телом и Кровью Христовой. И потом могут кого-то убить, изображая тем убийство Самого Спасителя. Существует журнал, в котором просто задают вопрос, каким способом вы бы убили Христа, рисуют множество картинок, изображающих, как Его убивают, расчленяют. Диавол знает, что Господь есть, и желает Его уничтожить, убить.
Вера — это не просто то, что мы видим или осознаем, но это и жизнь по иным законам, это и служение Богу, и любовь к Нему, это исповедание христианства, ношение скорбей, страданий за веру. А сомнения бывают у многих. Архимандрит Кронид, наместник Троице-Сергиевой Лавры, живший в XIX веке, рассказывал как-то случай из своей жизни. Однажды молился он за всенощной, и вдруг его пронзила мысль, богохульная, безбожная, сомнительная, отрицающая Творца и Создателя. Причем так обожгла, что он выбежал из храма, убежал, не мог найти себе места. Проходили дни, эти мысли его не оставляли. Он уже думал даже о самоубийстве, прятал сам от себя всякие острые, режущие предметы. С трудом, со слезами служил он Божественную Литургию. Сослужившие ему думали, что он несколько тронулся умом. Борьба оказалась для него очень тяжелой и продолжалась не месяц, а годы. Он сильно изнемог от этой внутренней духовной борьбы, от сомнений, ходил к своему духовнику. Духовник был ученый, вроде бы и в почтенном возрасте, но неопытный: много знал книжных истин, но не знал жизни. Ласково побеседовал, сказал: «Ну, что же? Как можно тебе такие мысли допускать? Ты их выбрось из головы!». Архимандрит Кронид ушел еще более печальным: как он мог выбросить то, что ему не принадлежало, а было навязано. Он понял, что духовник его просто не понимает, поскольку не имеет опыта такой борьбы со страстями. По прошествии пяти лет зашел он в иконописную мастерскую, встретил там иеромонаха, иконописца. Тот взглянул на него и говорит: «Что-то у Вас очень плохой вид, Вы, наверное, чем-то болеете, с Вами что-нибудь стряслось». Наместник ему рассказал о своей печали, и тогда этот иеромонах говорит: «Ну, что же Вы! Мы с Вами не одни такие, очень многие мучаются от сомнений, большинство людей мучаются, и это бывает от гордости, от скверных грехов». Иконописец рассказал, что у него тоже была такая борьба сильнейшая, он пошел к своему духовнику, и тот сказал: «Но ты же не принимаешь эти мысли. Они не твои. Ты их стараешься отогнать, просто у тебя не получается, но ты борешься с ними, и Господь видит твою борьбу, твои страдания за Него. Поэтому не отчаивайся, не унывай, проси у Бога помощи». «И мне, — сказал иконописец, — стало намного легче, а теперь и совсем все прошло». После этого разговора и архимандриту Крониду стало легче.
Вот такие сомнения бывают у тех, кто десятки лет прожил в монастыре, служит Богу у Престола. А для нас, немощных, эти сомнения постоянны. Если кто-то пришел в храм, год походил, или пять, или десять лет и думает, что он стал таким особенным, таким очень крепко верующим, чуть ли не чудотворцем, то это от гордости, — у такого человека нет еще совсем никакой веры. А чтобы загореться так, как апостол Фома, готовым быть на все, без всякого сомнения, — это великий подвиг. И Церковь сегодня прославляет апостола Фому, потому что он узрел Бога, и никогда уже не входили в его душу никакие сомнения. Он с радостью отдал жизнь за Христа. Церковь нам показывает, как велик подвиг веры, как трудно преодолеть наши сомнения, и укрепляет нас в нашем служении Богу и вере во Христа.
Аминь.

СЛОВО ПАТРИАРХА
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

Сос­то­яние, об­ратное гор­ды­не, ког­да че­ловек по­тес­ня­ет свое «я» в сто­рону, а в центр жиз­ни пос­тавля­ет Бо­га, име­ну­ет­ся сми­рени­ем, или ни­щетой ду­хов­ной. <…> Ни­щета ду­хов­ная обо­рачи­ва­ет­ся ве­ликим бо­гатс­твом, ибо в этом слу­чае на мес­те ду­ха зло­бы, эго­из­ма и про­тив­ле­ния в че­лове­ке по­селя­ет­ся и жи­вот­во­рит Дух Бо­жий.

СЛОВО НАСТОЯТЕЛЯ
Игумен Максим (Рыжов)

Должна была произойти Божественная жертва, и Господь силой Своего Божественного Подвига открыл людям высоту, глубину и силу Божественной благодати. Он отошел в иное Царство, чтобы для тех, кто Ему верен, даровать особый мир. Но этот мир должен начаться здесь, в наших сердцах, в наших душах. Поэтому нам от Бога и дано многое: Таинства, Плоть и Кровь Божественная, дана Божественная благодать, чтобы мы научились познавать Небесное и затем Божественное. Но для этого нужен труд с радостью и любовью к Богу. Эта любовь должна быть сущностью человеческой жизни – любовь к Богу.

Галерея
ВИДЕОГАЛЕРЕЯ
АУДИО
Игумен Максим (Рыжов). Проповедь в неделю 35 по Пятидесятнице. 2019 г.
Игумен Максим (Рыжов). Проповедь в Новый Год. 2019 г.
«Да исправится молитва моя…» игумен Максим, Великий Пост 2008 г.